Яды и канцерогены применяемые в стоматологии — Центр академика Маланьина

Яды и канцерогены применяемые в стоматологии

 

Жители нашей страны, которые хотя бы раз побывали в Японии или Южной Корее, знают: там совершенно другая еда, одежда, косметика, лекарства – все это очень отличается от того, к чему мы привыкли.

Почему так происходит? Дело в том, что в каждой стране свои стандарты качества.  У нас они называются ГОСТы.   

И в России, и в Америке, и в Европе есть такие понятия, как допустимая доза радиации и разрешенная концентрация токсических веществ. Причем в каждой стране эти показатели разные и очень сильно отличаются.

Например, у нас на государственном уровне разрешено применять канцерогены, мутагены, различные Е-шки. В нашей стране, к сожалению, их используют даже в детском питании для грудных детей. И Вам любой российский производитель скажет: «А как же без этого? Как иначе продукты будут храниться два-три-шесть месяцев?» 

Простые примеры некоторых Е-шек разрешенных к применению в России, которые мы с Вами едим каждый день: 
- Е-210 Бензойная кислота - вызывает приступы астмы;
- Е-220 Диоксид серы, Е-221 Сульфат натрия, Е-261 Ацетат калия – вызывают проблемы с почками;
- Е-235 Нитамицин (пимарицин) – вызывает аллергические реакции, тошноту и понос;
- Е-249 Нитрат калия – возможный канцероген…

К сожалению этот список можно продолжать очень долго.

В Европе хотя бы удается избежать применения Е-шек, в продуктах для грудных детей. Здесь детское питание консервируется с помощью витамина С. Хотя почти во всех странах Евросоюза, пусть и в меньшей степени, все равно используются токсические вещества в продуктах питания и в косметике.

А вот в Японии, жители которой  были в свое время напуганы событиями в Хиросиме и Нагасаки, нет даже такого понятия, как допустимая доза радиации или токсинов. Здесь очень строго следят за производством продуктов питания, косметики и лекарств. Не зря японские препараты ценятся во всем мире. 

В этом плане на Японию очень похожа Южная Корея. Поэтому, когда я по работе бываю в Сеуле, я обязательно покупаю там витамины для своей семьи. Да, они в 10 или даже в 20 раз (!) дороже, чем российские. Но я знаю, что они в 100 раз (!!!) качественнее наших препаратов, и поэтому готов за это платить.

Ни для кого не секрет, что использование токсических веществ в питании, лекарствах и косметике очень сильно отражается на здоровье. Но их действие не молниеносно, это яды замедленного действия. И у людей создается иллюзия того, что «не такие уж они  и вредные» эти токсины.

Но если вдуматься в приведенную ниже статистику, становится жутко:
- В Японии на 127 миллионов населения – более 50.000 долгожителей, которым исполнилось больше 100 лет.
- В России из 145 миллионов человек только 4.500 долгожителей! 

В нашей стране количество людей, переживших 100-летний  рубеж  почти в 12 раз меньше, чем в Японии! Это ли не показатель общего здоровья нации, которую постоянно кормят консервантами и канцерогенами.

И дело не только в питании…

Не последнюю роль здесь играют материалы, применяемые в отечественной стоматологии. 

Один из таких препаратов, который просто приводит в ужас европейских стоматологов – это резорцин формалин. Во всем мире его называют «Red Russian cement» («Красный русский цемент»). 

Почему Russian? Потому что нигде в мире, кроме России, его не применяют. Это настоящий позор российской стоматологии. Почему Red? Потому что после применения этого препарата зубы становятся красными.

Резорцин формалин был ведущим материалом в Российской эндодонтии на протяжении 20 лет. В России от него «почти» отказались только около 10 лет назад. 

Уже много лет назад в большинстве стран он категорически запрещен. Было научно доказано, что это вреднейший препарат, который вызывает канцерогенный и мутагенный эффект.

Как можно что-то класть в зуб, зная что это может привести к раку? Причем сегодня даже в России уже нет врачей, которые об этом не знают.

И по логике, ставя этот препарат в зуб пациенту, врач должен говорить, что «этот зуб на какое-то время удастся сохранить, но Вы получите предрасположенность к онкологическим заболеваниям, причем с очень высокой вероятностью».

И резорцин формалин не единственный «разрешенный» в отечественной стоматологии яд.

Ещё одна категория препаратов, запрещенных в Европе, но применяемых в России, это «девитализаторы» на основе мышьяка. 

К сожалению, многие даже молодые российские специалисты просто не могут представить стоматологию без мышьяка. И когда я на своих курсах призываю врачей отказаться от этого ядовитого вещества, они робко спрашивают: «Но ведь если его правильно использовать, он не принесет сильного вреда…?»

Во всех российских медицинских вузах обязательно проходят тему «Как правильно применять мышьяк». На однокорневой зуб его кладут на 24 часа. Если зуб много корневой, то препарат на основе мышьяка кладут на 48 часов. 

То есть по этой логике за одни сутки мышьяк должен дойти до верхушки однокорневого зуба, убить весь нерв, и дальше в человеческий организм он не пойдет. В много корневом зубе мышьяк, по идее, должен за 48 часов во всех корнях дойти до верхушки, и на этом остановиться. 

Но такие рассуждения – очень большая глупость.

Были проведены научные исследования, на лабораторных животных, которым в зуб был вложен мышьяк. Уже через 2 часа были обнаружены следы мышьяка в сердце, в почках, в печени и других органах. 

То есть, иными словами, яд наносит удар по всему организму. Да, доза яда, который кладут на зуб небольшая, пациент не заработает цирроз печени, у него не будет почечной недостаточности, его мозг будет работать в привычном режиме. 

Тем не менее какая-то доля яда в организме все равно останется. И как мы понимаем, с каждым убитым с помощью мышьяка нервом, эта доля увеличивается.

Это как раз то самое «разрешенное к применению количество токсического вещества».

Но почему в стоматологии применяется на протяжении веков именно мышьяк? Почему бы не применять тот же цианистый калий, ведь он гораздо эффективней? 

По одной простой причине: для депульпирования зуба дозировку цианистого калия рассчитать гораздо сложнее. Просто врач вместо нерва, скорее всего отравит всего человека. Но принцип действия мышьяка тот же самый – это яд.

Мы конечно понимаем, что мышьяк гораздо безопаснее цианистого калия, но тем не менее он остается ядом!

Да действительно, много лет назад, без мышьяка убить нерв было невозможно. Поэтому его применение в те далекие времена было хоть как то оправдано. Но не сегодня же!

До сих пор в мире выпускается огромное количество препаратов на основе мышьяка. И они используются стоматологами в странах третьего мира, к сожалению и в России.

Цель применения таких препаратов понятна: врач хочет убить ткани, которые ему нужно убрать. Но, повторюсь, мышьяк убивает не только те ткани, которые необходимо, но и действует на весь организм. 

Конечно, в современной стоматологии Вы не увидите в кабинете стоматолога коробочку с надписью «Мышьяк». Это будут фирменные красивые препараты, сделанные на основе мышьяковистой пасты. И это вводит в заблуждение многих пациентов и даже врачей, которые в оправдание говорят: «Но ведь это же европейские материалы: французские, немецкие и так далее. А в этих странах ерунду не делают». 

Чаще всего ссылаются на Францию. Там выпускают огромное количество препаратов на основе мышьяка и на основе формальдегидов. 

Но не стоит забывать о том, что есть препараты европейского производства, которые выпускаются только для третьих стран. Да, их производят в Германии, Франции, но при этом в Европе их использовать запрещено!

Также есть американские препараты, которые запрещены для применения в США и Канаде. 

Справедливости ради, стоит отметить то, что применение того же резорцин формалина в российской стоматологии также не поощряется. 

У нас есть такая формулировка: «Стоматологическая ассоциация России не рекомендует применение резорцин формалина». Но что значит «не рекомендует?» 

Все стоматологи прекрасно понимают, что если официально не запрещено, значит разрешено.

Например, я не рекомендую ездить на Ладе-Калине, а рекомендую ездить на Мерседесе. Но это же необязательно к исполнению для всех. 

Также и с резорцин формалином. Раз не запрещено, то его используют. Этот метод считается дешевым, простым в применении, с помощью него действительно на какое-то время можно спасти зуб. Но на самом деле, спася один зуб, врач-стоматолог подвергает пациента на очень сильную предрасположенность к онкологическим заболеваниям. 

Зная все это, многие российские врачи продолжают применять резорцин формалин и мышьяк, и еще при этом гордо заявляют, что с помощью этих препаратов «спасают зубы»… И это на самом деле страшно.

Российская стоматологическая статистика просто ужасает. Самый популярный в России материал для пломбировки корневых каналов это Эндометазон. Все до одного стоматолога знают, что это вреднейший препарат, содержащий параформальдегид и стероиды. Он запрещен во многих странах мира. Фирмы торгующие стоматологическими материалами в России говорят о том, что 80% клиник покупают для пломбировки каналов именно Эндометазон. Почему???!!!

Многие клиники, по словам их врачей и руководителей, используют эти яды «вынужденно». Потому что это значительно дешевле. На более дорогое лечение пациенты не соглашаются.

Объясняют они это так: ведь в соседней стоматологии тоже предлагают лечение с использованием мышьяка или параформальдегида за очень «умеренную» плату. И все идут туда … 

Но я с такой позицией категорически не согласен. Разве можно рисковать здоровьем людей ради зарабатывания денег? Да, большинство пациентов так никогда и не узнают о том, что они получили в кресле стоматолога дозу яда или канцерогена. Но ведь сам врач будет об этом знать!